Ангарская газета «Время» > Общество > Два века

Два века


Мы знаем - время все лечит. Правда, у этой истины бывают исключения. Рана, нанесенная нашей стране Великой Отечественной войной, не скоро зарастёт. Знаете ли вы, что если по каждому погибшему на этой войне человеку объявить минуту молчания, страна онемеет почти на полвека?

По данным Совета ветеранов АГО, до нынешнего Дня Победы дожили 87 участников Великой Отечественной войны. Они сейчас для нас на вес золота.

Как они живут в нашем комфортабельном, цивилизованном, самовлюбленном веке? Эти люди, которые до сих пор в своих снах бегут в атаку под пули, взрывают танки и совершают изнури
тельные маршброски? Эти воины, которые своим подвигом вытащили мир из ада?

Когда мы пришли к одному из них - 94-летнему Иннокентию Ивановичу СТРУГАНОВУ, к нему
как раз приехал из Иркутска сын Валерий.

СЕМЬЯ-ТО БОЛЬШАЯ!

Сложно себе представить, как бы жил наш ветеран, если бы не было у него большой и крепкой
семьи. Иннокентий Иванович живет с сыном Виктором, невесткой Ириной и внуком Алексеем.
Есть у него в этом доме самое важное любовь, забота и уважение. И комната, в которой, кажет
ся, время остановилось…

В их большую квартиру с видом на собор часто приезжают люди. Потому что родни у деда
Иннокентия много. Да и дом хлебосольный, невестка Ирина – хозяюшка, которая гостя без чая,
плавно перетекающего в плотный обед, не отпустит.

Совсем недалеко с мужем Павлом и тремя сыновьями живет Валентина, внучка Иннокентия. Поэтому деда нередко развлекает целый выводок правнуков. Нас встречали двое шестилетний Ваня и трехлетний Саша. А вообще у деда Иннокентия уже 15 правнуков!

А в День Победы 9 мая у Стругановых так густо, что деда поздравляют целый день с переменой не только блюд, но и лиц за столом. Ктото едет сюда из соседних городов. Ктото звонит. Из
Москвы, СанктПетербурга, Нижнеудинска, Тулуна, Иркутска.

Кто-то приходит после Бессмертного полка. И ставит портреты своих погибших ветеранов
на широкий подоконник, где их уже ждут другие, такие же строгие, чернобелые, медленно выцветающие на бумаге, но не из памяти…

И все, живые и бессмертные, ждут прямой трансляции парада с Красной площади и смотрят его
потом целый день.

ДЕТСТВО КОНЧИЛОСЬ

Когда началась война, Иннокентию Ивановичу было всего 16 лет. По нашим меркам ребенок еще. В армию его призвали в 1942 году, но до того, как поехать на передовую, молодой Иннокентий Струганов прошёл обучение в 26-й окружной снайперской школе, в Кяхте. Потери нашей армии были такими огромными, что их, таких вот юных, готовили к фронту не как рядовых, а как младших командиров.

После учебки молодой командир был направлен на Первый Прибалтийский фронт. Иннокентий Иванович прошел всю войну в звании младший сержант. После Первого Прибалтийского попал
на Первый Белорусский фронт. За все годы войны ветеран получил три ранения. И все серьезные, включая контузию.

Последнее ранение он получил в Германии 17 апреля, когда штурмовали Берлин. А уже 1 мая
война закончилась. Но не для Иннокентия. Ему пришлось День Победы отмечать в госпитале и
потом долго лечиться. Рассказывает: полгода на больничной койке провел, домой в родную Николу попал уже в ноябре.

До сих пор удивляется, как ему удалось прийти живым после Великой Отечественной.
- Может быть, заговор помог? Когда я уходил на фронт из Николы, тётка моя Руфа, сестра матери, поставила меня спиной к Ангаре, чтобы босые пятки в воде стояли. Пошептала что-то, перекрестила и сказала: «Откуда уходишь, туда и придешь». И знаете, я ведь вернулся после войны на то же место. Тетка меня встретила и домой привезла…

НЕ НАЛАЖУ – НЕ ВЫПУЩУ

За свои боевые подвиги Иннокентий Иванович Струганов имеет орден Красной Звезды,
медали, в том числе медаль «За взятие Берлина». После войны Иннокентий Струганов работал на тулунском стекольном заводе.

Несмотря на возраст, раны, контузию, перенесённые лишения, ветеран в хорошей форме. С ясным, добрым, спокойным взглядом и отличной памятью. Конечно, здоровье 94-летнего человека, да еще и прошедшего ту войну, периодически дает о себе знать. Но тут ведь родные не дадут зачахнуть.

- В феврале отец в больницу попал, 150 ударов в минуту! - рассказывает сын Виктор. - Положили мы его, конечно. И кардиолог, молодец, взялась за него крепко. Сказала: «Пока не налажу
его – не выпущу!»


Дело ведь еще не только в возрасте. Сердце у Иннокентия Струганова о другом болит. Ему ведь уже пришлось пережить большую утрату, похоронить самых близких. 12 лет назад ушла из жизни жена Нина, с которой он прожил 60 лет. Умерли двое из четырех сыновей. Погиб внук...

Но всетаки большая семья – великая сила. Наверное, одна из самых великих в этом мире. Когда
есть люди, которые тебя любят, – это очень хороший повод жить долго.

Я смотрю на деда Иннокентия, сидящего в пиджаке с медалями, в окружении родных, и мне кажется, что он словно бы не совсем здесь. Смотрит он на нас, не нюхавших пороха, из своего двадцатого века. Из того времени, когда дни были длинными, ночи темными, пайки скудными, а бои жаркими.



Вернуться назад