Ангарская газета «Время» > Общество > Не та бумажка

Не та бумажка


19 октября прошлого года в микрорайоне Новый-4 сгорел восьмиквартирный жилой дом («На улицу в тапочках» - «В» от 24.10.19 г.). С момента пожара прошло уже три месяца. Как его жители справляются со свалившейся на них бедой?

В НОВОМ ДЕШЕВЛЕ

Дому № 12 по улице Оранжерейной, в микрорайоне Новый, более 60 лет. Квартиры здесь дешевле, чем в городе. Вот и молодая семья РОЙ с двумя детьми поселилась здесь пять лет назад с помощью материнского капитала.

Их соседи, семья пенсионеров ЗЫКОВЫХ, переехали в дом № 12 почти 20 лет назад. Жили в двухкомнатной квартире общей площадью 59 кв.м.

- Я вырос в этом поселке, нынче микрорайоне, - рассказывает Сергей Деонисович. - По молодости мы решили жить на земле, переехали в село Бабагай Заларинского района, провели там 15 лет, вели большое хозяйство. Когда поняли, что уже не тянем, силы не те, решили вернуться в город. Так вновь оказались в Новом.

62-летний Сергей ЗЫКОВ - инвалид третьей группы, ещё в армии ему повредили правую руку, она не двигается. А недавно его жена Тамара Константиновна слегла после инсульта, сегодня она - инвалид первой группы. И мало было людям проблем, так еще пожар!

- Знаете, а ведь нас щенок спас! - вспоминает Сергей Деонисович. - Я его буквально накануне подобрал и во двор принес. В ту ночь мне не спалось, и я пошел посмотреть на улицу, что он там лает. Он первым почувствовал: горит! Я бегом назад, начал стучать в соседские двери, поднимать людей, все ведь спали. Люди выскочили на улицу буквально в чем были. Жена после случившегося почти месяц лежала в больнице, не могла отойти от потрясения.

Погорельцам выделили муниципальное жилье. Зыковы получили двухкомнатную хрущевку 44 кв.м в 91 квартале. Туда они зашли пустыми – пожар унес все личные вещи. Полностью выгорели три квартиры, остальные сильно пострадали. То, что не сгорело, залито водой и сильно закоптилось, пришло в негодность. Официальная причина пожара - поджог, возбуждено уголовное дело.

ЧЬЯ ВИНА?

Возгорание произошло в пустующей муниципальной квартире в этом доме. Окна там были выбиты, входной проем прикрыт фанеркой. Жильцы сообщали в администрацию АГО о её состоянии, просили заколотить окна и двери или заселить квартиру, чтобы там не собирались пьяные компании. На сигналы людей власть не отреагировала.

28 ноября прошлого года, почти через месяц после пожара, семья Зыковых получила от управления социальной защиты населения администрации АГО 50 тысяч рублей как граждане, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации. Такие же деньги получили и другие жильцы сгоревшего дома. А вот материальную помощь от областного управления социальной защиты населения по Ангарскому району они выхаживают по сей день. Чиновникам не хватает документов, подтверждающих факт утраты (разрушения) жилого помещения.

На руках у Сергея Зыкова справка от отдела надзорной деятельности и профилактической работы по Ангарскому району, в которой написано: «…огнём частично уничтожена крыша дома и потолочное перекрытие. Квартиры № 1, 4, 5 выгорели по всей площади. Квартира № 2 (квартира Зыковых. - Прим. ред.) залита водой по всей площади, частично прогорело потолочное перекрытие в ванной и коридоре, а также прогорела стена, смежная с квартирой № 1. Мебель, бытовая техника, вещи и предметы домашнего обихода в результате пожара и воздействия воды пришли в негодность».

На обороте справки от руки дознавателем отдела дописано: «квартиры разрушены, восстановлению не подлежат». Но мало дописать! Надо было оставить ФИО дознавателя, дату, печать. Про это в народе поговорка есть: «без бумажки ты – к…, а с бумажкой – человек».

Как оказалось, ни эта справка, ни акт обследования, которое подтверждает разрушение несущих конструкций дома, проведенного заведующим сектора по переселению из аварийного жилья управления по капитальному строительству, жилищно-коммунальному хозяйству, транспорту и связи администрации АГО Г.В. ПОЛЯЧЕНКО и заместителем начальника отдела реализации права на меры социальной поддержки управления соцзащиты населения по Ангарскому району М.П. ГОЛУШКО, не являются основанием для назначения адресной материальной помощи в связи с утратой (разрушением) жилого помещения. А что еще надо? Акт от ООН?

Чиновники лично выезжали на место пожара. Своими глазами видели, что дом восстановлению не подлежит. Мало того в 2016 году дом № 12 был признан аварийным и подлежащим сносу! Однако в реестр сведений об аварийном жилищном фонде он был включен только в январе 2017 года. Согласно документам дата его расселения – 2024-2025 годы. По нашим данным, сейчас переселяют тех, кто вошел в региональную адресную программу по переселению из аварийного жилищного фонда до 1 января 2017 года.

- 19 января прошел трехмесячный срок подачи заявления на получение адресной материальной помощи. Отказали жильцам квартир № 1, 6, 7, 5 и мне, - говорит Сергей Зыков. В соцзащите ему дали распечатку постановления от 23 сентября 2015 г. № 483-пп «Об отдельных вопросах оказания адресной материальной помощи на территории Иркутской области» со словами: «Вот почитайте постановление и убедитесь, что мы вас не обманываем!»

Мы направили в управление социальной защиты населения по Ангарскому району запрос от газеты и получили ответ: «Зыков С.Д. представил в учреждение справку, выданную отделом надзорной деятельности по Ангарскому району главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Иркутской области. Указанной справкой подтверждается факт повреждения жилого помещения, повреждения (утраты) движимого имущества, предметов первой необходимости. Факт утраты жилого помещения указанной справкой не подтвержден. Таким образом, отсутствуют условия для назначения Зыкову С.Д. адресной материальной помощи в связи с утратой (разрушением) жилого помещения».

То есть в доме, который был признан аварийным, а потом ещё и сгорел, жить можно! Всем бы чиновникам жить в таких домах!

Потеряв на пожаре единственное жилье и все годами нажитое имущество, люди вынуждены доказывать очевидное, тратя последнее здоровье. Это подтверждает и Валентина РЯЗАНОВА, у которых пожар случился в начале января («В» № 4 от 18.01.20 г. - «Семья спаслась. Дом нет»):

- За каждую бумажку мы платим деньги. Всем все равно, что у нас случилось, можем мы или нет заплатить госпошлину. Хотите восстановить документы – платите!



Вернуться назад