Официальный сайт Ангарской газеты «ВРЕМЯ»

Галопом по Европам

Отдых и туризм
1 637
0
Путеводитель для тех, кто путешествует сам

(Начало)

День и ночь в Гижицко

На следующий день после завтрака из глазуньи с сыром отправляемся на улицы Гижицко. Сегодня у нас намечено несколько дел, среди которых посещение пункта обмена валюты, почты, Интернет-салона и прогулка на весельной лодке по городскому каналу с выездом на Мазурские озера.

Мои знания польского языка пока что исчерпываются выученной когда-то по самоучителю фразой: «Це пАни хОце Ешцы, це Ишцы пЕшком?», означающей вопрос: «Пани хочет ехать или идти пешком?» Тем не менее встретившийся на улице пожилой поляк вполне понимает меня и подробно объясняет, где дешевле всего обменять евро на злотые. Обменник находится на центральной улице и называется кантор.
Оглядываемся. Множество польских магазинов имеют слово SKLEP на вывеске. Быстро выясняется, что «склеп» по-польски значит… «магазин»!

Весь городской причал заставлен сотнями яхт, на которых, похоже, люди и живут в это теплое летнее время.
Спустившись от отеля к воде, получаем лодку с оранжевыми спасжилетами. Плывем под небольшими разводными мостами к озеру. Множество моторных яхт проходит мимо, поднимая волны и заставляя нас держать курс ближе к берегу. Стоя на зеленом берегу канала, местные рыбаки ловят рыбу.
Выходим на открытую воду и плывем к далеким островам. Садимся на весла по очереди. погода солнечная, и волнения на озере почти нет.

После прогулки заходим на почту и отправляем в Россию открытку с видом на Мазурские озера. Уставшие, но вполне довольные проведенным на воде днем, возвращаемся в отель.
Прямо напротив наших окон бригада польских рабочих ведет монтаж крыши дома.

Рабочие в белых брюках, курточках и рукавицах с помощью специальных присосок поднимают с пола большие стеклянные листы и переносят их, подавая на верхний этаж. Вверху другая пара, тоже во всем белом, принимает стекла и устанавливает. Не спеша, слаженно, без лишних движений и перекуров на наших глазах рождается крыша второго корпуса «Замка». Кажется, что перед нами не рабочие, а артисты.

Темнеет здесь рано. Вечером отправляемся к размещенному на самом дальнем краю города Луна-парку. Десятки сверкающих огнями аттракционов привлекают сюда толпы горожан с детьми. Невиданные мною раньше огромные вертикальные карусели заставляют периодически и довольно громко кричать тех, кто рискнул сесть в летящие отвесно вниз с ускорением свободного падения разноцветные кабины.

Ночью жарко. Открываю окно, и в комнату врываются звуки музыки. Третий час ночи. Где-то на далекой танцплощадке играет музыка. Слов не разобрать, но музыка очень знакомая:
«Вот новый поворот, и мотор ревет, пропасть или взлет…»

Лет сорок уже, наверное, звучит она и у нас. Шлифуют под нее полы в бесчисленных российских ресторанах разгоряченные спиртным добры молодцы. Оказывается, пляшут под эту песню и поляки.
«Не грустите без причины, если вы еще мужчины, вы кое в чем сильны…» Сильная, конечно, музыка. Зажигательная.

Только повод грустить все же есть, если сильны мы оказываемся не в воспитании детей и даже не в футболе. Все чаще побеждаем себя в постыдном и огорчительном соревновании - национальной забаве «литробол». И самих мужчин к старшим годам у нас уже вчетверо меньше, чем женщин. Они, бедные, сидят по киоскам, суют в трясущиеся с перепоя мужские руки пьяное зелье. Зарабатывают на еще оставшихся в живых…
«Выходите за ворота и не бойтесь поворота…» Как-то грустно звучит эта бодренькая мелодия и здесь, в Польше, тоже. Деланным и натужным кажется это ночное веселье на окраинном пустыре, среди «склепов» и негаснущих кладбищенских огней.

На велосипедах по Польше

Вчера наметили подняться в восемь утра и, взяв напрокат велосипеды, уехать по большому веломаршруту вокруг озера Кисайно. Однако не тут-то было. Собиравшийся всю ночь дождь пролился на Гижицко.

Польские рабочие в белых верхонках и белых брюках, стеклившие напротив наших окон крышу, аккуратно сложили инструмент и укрылись в помещении. Дождь вскоре превратился в ливень. Велосипеды откладывались.
Известное у нас в России народное наблюдение гласит, что ранний дождь до обеда, а поздний - на всю ночь. Польский шел три часа. К двенадцати небо очистилось от облаков. Интеллигентные рабочие в белом вышли на крышу, а мы арендовали два велосипеда (по-польски - два «рОвэра») по цене пять злотых в час, или тридцать злотых за день. Дочка попросила написать на квитанции телефон проката, на всякий случай.
Настроив седла на нужную высоту, отправились в путь, держась широкой красной велосипедной дорожки. Вскоре наши трехскоростные ровэры бойко мчались по шоссе, которое огибало озеро. Два первых километра были пройдены, пятьдесят с лишним еще впереди.

Поселок, в котором мы сделали первую остановку, назывался Камионки. У поворота мы увидели аиста. Большая белая птица медленно летела вдоль дороги. Мы остановились. Аист долетел до стоящего на высоком столбе гнезда, и вот уже две птицы сели там, с любопытством поглядывая в нашу сторону.
Я зашел в сельский магазинчик и купил (ну что может выбрать иностранец среди изобилия непонятных названий, этикеток и коробок?) банан и банку «кока-колы».

После поселка с названием Доба, отличавшегося сильным запахом от расположенной вдоль дороги свинофермы, мы допили «колу». Бросить банку было негде – обочины радовали глаз чистотой, и я положил ее в сетку под рулем. Дочка сделала несколько снимков летящих аистов и отдала мне фотоаппарат, который я сунул в застегивающийся на замок боковой карман куртки.

Приключения начинаются

Въезд в следующий поселок Пилва запомнился нам надолго. Асфальтовая дорога переходила здесь в вымощенную булыжником мостовую. Ехать по обочине мешали раскидистые деревья, а на камнях мостовой трясло так, что пустая банка вылетела из велосипедной корзины прямо посреди дороги. Я остановился, вернулся и подобрал ее. Правый карман был занят фотоаппаратом, поэтому, расстегнув замок левого, я положил банку туда. И сев на велосипед, помчался дальше, трясясь на стиральной доске пилвовской мостовой.
Уже догоняя дочку на сравнительно ровном участке проселочной дороги после Пилвы, я обнаружил, что правый карман куртки не застегнут и фотоаппарата в нем нет. Мы остановились и проверили содержимое сумок. Фотоаппарат исчез!

Мы поспешно повернули назад, еще раз преодолели зубодробильную трассу Пилвы и, не найдя на ней ничего, устремились по дороге назад к тому месту, где последний раз фотографировали птиц. И здесь дорога была пуста. Все наши снимки, сбросить которые на флэшку в последнюю неделю не было никакой возможности, оказались бесследно утеряны вместе с камерой.

Вернувшись в поселок, мы увидели идущую по обочине женщину с детьми. Объяснив на пальцах ситуацию, я дал местной жительнице координаты нашего отеля в Гижицко. Ее дети сразу принялись искать что-то возле обочины - как выяснилось позднее, из наших объяснений все они поняли, что нами был утерян телефон. Между тем шел уже шестой час вечера. Мы слишком долго провозились с поиском, и теперь нужно было спешить, чтобы успеть вернуться к отелю засветло.

Даже замотанные эластичным бинтом кисти рук побаливали с непривычки, основательно набитые рулем на тряских участках дороги. К тому же одна неудача часто влечет за собой и другую. Едва мне подумалось, что самым неприятным сейчас может быть прокол камеры, как различил характерные ритмичные постукивания о грунт обода заднего колеса.
И точно! Заднее колесо байка было полуспущено.

Определив по карте наше местоположение, мы выяснили, что находимся примерно на середине маршрута. До ближайшего населенного пункта – порта Штынорт – оставалось четыре километра холмистой местности. Там можно попробовать сесть на рейсовый автобус или попутную яхту, чтобы пересечь озеро Кисайно по воде.
Заведя велосипед на очередной холм, я съезжал с него, развивая на спусках хорошую скорость и рискуя окончательно изжевать заднюю покрышку. Солнце клонилось к западу, когда мы въехали в поселок.
Расположенный за аккуратно подстриженным зеленым газоном небольшой причал был занят плотно стоящими яхтами. Несколько судов только что подошли и швартовались на наших глазах. Никто из мореманов как будто не собирался в плавание.

Стоящая у дороги и знаменитая на всю Польшу своим расположением прямо в стойле лошадей таверна была полна весьма живописного народа. Можно было с легкостью подумать, что в этот день здесь проходит ежегодный сбор польских моряков.

Подходить к шумному застолью мне не хотелось.
У самой таверны возле мотоцикла стояла пара одетых в черное молодых людей.
-Нам нужно уехать на автобусе в Гижицко, - сказал я им.
Нам повезло. Девушка понимала по-русски.
- Отсюда нельзя уехать на автобусе.
- А на яхте? – спросил я, указывая на причал.
- Это частные яхты. Сегодня ни одна из них не пойдет в Гижицко.

(Продолжение следует)

Александр АФАНАСЬЕВ

Добро пожаловать в склеп – так в Польше называются магазины.
Материал к публикации подготовил Администратор.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.